Лучшее радио
5251249
Израиль
Ramat Gan
HaTa'as Street 10
04-6141064 , 04-6101064
bestwaveisrael@gmail.com
Лучшее радио
Телефон рекламной службы 04-6101064 в будние дни с 09.00 до 17.00
Новости
Новости

Будет ли иранский инквизитор строить бомбу?

Будет ли иранский инквизитор строить бомбу? null

18 июня в Иране был выбран новый президент. Им стал Ибрагим Раиси по прозвищу «палач». Столь выразительный никнейм Раиси получил потому, что после ирано-иракской войны он входил в комиссию по казням и участвовал и в вынесении, и в исполнении смертных приговоров еретикам и политическим противникам режима аятолл. Как избрание Раиси скажется на ядерной сделке и политике Ирана на Ближнем Востоке?

 

 

Этапы большого пути

Ибрагим Раиси - непосредственный участник репрессий, ультра-консерватор, наиболее вероятный преемник духовного лидера Ирана Али Хаменеи. О биографии Раиси Лучшему радио рассказал иранист, профессор Еврейского университета Владимир Месамед: 

«В 1988 году, сразу после окончания ирано-иракской войны, в стране происходили репрессии против оппозиции. Раиси было всего 28 лет, и он уже входил в своеобразные “внесудебные четверки”, которые занимались подписанием смертных приговоров. Тогда их были тысячи. Это и определило дальнейшую карьеру Раиси, он стал подниматься по служебной лестнице: от зам. прокурора до главы всей судебной власти Ирана». 

По данным организаций иранских эмигрантов, на руках нового президента кровь более чем 30 000 политзаключенных. По данным Amnesty International, есть документальные подтверждения его причастности к тысаче казней.

Чем еще примечательна фигура Раиси? «Впервые в истории Ирана президентом будет человек, который не имеет никакого светского образования», — отмечает Владимир Месамед. Его образование составляют 6 классов школы и курсы религиозного священнослужителя. «То есть он разбирается в Шариате и все», — резюмирует Месамед. 

Ключевым фактором в его назначении была стопроцентная лояльность религиозному лидеру страны. «На Раиси делали ставку еще на прежних выборах, 4 года назад, — поясняет Владимир Месамед, — Но тогда он оказался на втором месте. Все эти годы его готовили. В Иране беспрецедентная ситуация: на выборы вышли всего 4 человека. Это при том, что в начале предвыборной гонки зарегистрировать себя может любой человек, который является мусульманином шиитского толка. Таких бывает 1,5-2 тысячи человек. Потом вступает в дело т.н. наблюдательный совет, структура из двенадцати судей (шесть религиозных, шесть светских). На выходе остается обычно около 6-7 кандидатов. Президент избирается по принципу “кого хотел бы им видеть религиозный лидер страны”». 

 

«Либерал» Ахмадинежад 

По словам Владимира Месамеда, с бывшим президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом произошла «полная идеологическая перестройка». Он полностью ушел от прежней анти-израильской риторики. В одном из последних интервью Ахмадинежад заявил, что «Иран может полагаться на помощь Израиля, если решит свергнуть ту ненавистную систему исламского правления в ее наивысшем проявлении». В его новой повестке — налаживание дружеских связей с Америкой. Ахмадинежад, по словам Месамеда, «перевернул с ног на голову всю систему иранской власти и впервые выступил против власти религиозных личностей. Он был светским человеком во власти, то есть был религиозен, но никакими чинами в сфере религии не обладал».

 

К чему приведет ядерная сделка?

Реакция в мире на избрание нового президента Ирана довольно однозначная. Только две страны поздравили Раиси с избранием: Россия и Турция. «Избрание президентом Ирана инквизитора – это сигнал мировым державам: они должны очнуться», — выразил свою позицию Нафтали Беннет.

Сразу после избрания Раиси делегация Ирана была отозвана из Вены, где проходят переговоры с США по возвращению к ядерной сделке. Возможно, в позицию Ирана могут быть внесены изменения. Тем не менее, американцы никак не связывают ядерную сделку с фигурой нового президента Ирана. В переговорах США и Ирана все еще остаются несколько нерешенных противоречий: американцы считают, что после заключения ядерной сделки Иран должен пойти на переговоры по ракетной программе и партизанской войне. Но на первой же пресс-конференции Раиси заявил что после возвращения к ядерной сделке не собирается ни о чем говорить с американцами – ни о ракетах, ни об иранских прокси на Ближнем Востоке, ни о правах человека. Более того, Иран требует от США принять закон, запрещающий будущим президентам выходить из ядерной сделки. 

Может ли столь жесткая позиция нового президента Ирана быть выгодна Израилю? Ведь теперь у американцев должно стать меньше иллюзий относительно возможностей договориться с Ираном? «Наверное, чем жестче, тем лучше, — считает Владимир Месамед, — Но, с другой стороны, это будет послушная марионетка, спорить с высшей властью он не будет. В целом, основа идеологии Раиси и высшего истеблишмента Ирана — это как можно большее дистанцирование от Запада», — говорит Владимир Месамед.

Генерал запаса Аарон Зеэви-Фаркаш, автор аналитического отчета об иранской ядерной угрозе, в интервью газете «Едиот ахронот» заявил, что сделка в том виде, в котором она сейчас будет подписана, — это катастрофа для Израиля. Израиль не связан обязательствами и может действовать самостоятельно, но центрифуги крутятся, «песочек в песочных часах сыпется». По мнению Зеэви-Фаркаша, Нафтали Беннет может стать заложником старой политики Нетаниягу. 

По мнению Йонатана Лиса, которое он высказывает в «Хаарец», если Иран завтра согласится продлить международный контроль над ядерными объектами, то он готов на сделку. Если же откажется, значит, Иран берет курс на эскалацию и шантаж. И если Запад поддастся и пойдет на дальнейшее смягчение условий для Ирана, то это сделает сделку бессмысленной, поскольку не будет никаких гарантий, что Иран не будет создавать бомбу.

 

 

Фото: Tasnim News Agency  Tasnim News Agency, CC BY 4.0, via Wikimedia Commons