Лучшее радио
5251249
Израиль
Ramat Gan
HaTa'as Street 10
04-6141064 , 04-6101064
bestwaveisrael@gmail.com
Лучшее радио
Телефон рекламной службы 04-6101064 в будние дни с 09.00 до 17.00
Новости
Новости

Роман Индык.
Туда и обратно

Роман Индык. Туда и обратно

Романа Индыка две недели не было в эфире Лучшего радио. В России от COVID-19 умерла его мама. И Роман, конечно, поехал на похороны. Прорваться из Израиля в Россию и вернуться обратно сейчас – это похоже на подвиг. По возвращении Роман рассказал слушателям Лучшего радио о своем нелегком путешествии.

 

 

В первую очередь, я очень благодарен всем, кто поддерживал меня и передавал соболезнования. Спасибо вам, для меня это очень ценно. 

Теперь по порядку. 

Я узнал о смерти моей мамы в пятницу, 12 февраля, в тот момент, когда все офисы и «подсказывающие» телефоны в Израиле закрылись на шабат. На государственном сайте регистрации заявлений в «комиссию по исключениям»/«ваадат харигим» я оформил заявление. Все ссылки я посмотрел на сайте нашего радио, там достаточно информации. Моему зарегистрированному заявлению был присвоен номер – где-то в районе 67,5 тысяч. Уже тогда я заподозрил неладное. Ранним утром в воскресенье, когда открылись израильские офисы, мне удалось выяснить 4 телефона министерства, отвечающего за выдачу разрешений. Более 3 часов без перерыва я звонил на все телефоны комиссии. Без какого-либо ответа. Я надеялся получить хоть какую-то обратную связь. Похороны в России были назначены на следующий день, на понедельник, а разрешения/ишура на экстренный вылет через Франкфурт у меня не было. 

Этим же утром в интернете я нашел адрес министерства и пошел туда ногами. Предсказуемо меня не пустили, и никто не спустился из офиса министерства на ресепшен. Повезло с русскоязычными охранниками, которые придумали какую-то «комбину» и пронесли мою записку «наверх». Плюс звонки по всем возможным связям. В результате разрешение на вылет было получено почти через трое суток после отправки заявления – в понедельник, уже во время похорон. В тот момент, когда я прощался с мамой по видеосвязи. 

До приезда в аэропорт Бен-Гурион я заполнил форму вылета из Израиля и чуть заранее сдал бесплатный тест на коронавирус. Это обязательно для прохода на борт. Когда я летел «туда» - распечатал все, но это было не обязательно – хватило и в электронном виде на телефоне.   

В закрытом терминале аэропорта Бен-Гурион, когда я вылетал, на табло вылетов красовались 5 рейсов. Да, именно в этот день к «экстренным рейсам» добавился Нью-Йорк. Но почему на табло присутствовал, например, Лондон, и этого никто не смог мне объяснить. Рядом со мной через Франкфурт в Лондон летела мама-англичанка с двумя маленькими детьми. Она тоже была крайне возмущена. 

В самолете я обратил внимание на людей, которые чувствовали себя не очень хорошо, видимо, летели на срочные операции. Примерно треть пассажиров самолета были ультраортодоксами. Видимо, тоже летели на срочные операции или на похороны ближайших родственников.

Далее была Германия, пересадочный хаб во Франкфурте. Израиль для Евросоюза считается «красной страной». Наверное, поэтому израильский самолет был единственным в аэропорту, который был закрыт по периметру красной лентой под охраной автоматчиков и бронетранспортера с пулеметом на крыше. Настоящего немецкого бронетранспортера с настоящим немецким пулеметом. Крайне неприятные ощущения и какой-то адский символизм. 

Удивил и немецкий досмотр. Лично для моего опыта путешествий, этот досмотр в обоих направлениях был беспрецедентен. На обратном пути пассажиров одного самолета из Франкфурта в Тель-Авив досматривали перед входом на борт более 5 часов. Детально просматривали всю ручную кладь, выкладывая все вещи из всех карманов сумок, расспрашивая про каждую. По мне проводили сразу двумя ручными сканерами, которые были настроены так чувствительно, что, к моему удивлению, звенели даже швы на тренировочных хлопковых штанах. Кто бы мог подумать, что в нитках на швах обыкновенных тренировочных штанов есть частицы металла.

К чести германских чиновников, при всех осмотрах адекватность у них пока выше законности. Меня выпустили из аэропорта переночевать в гостинице – рейс на Москву был только следующим утром – несмотря на запрет на выход в зону Евросоюза при трансфере. Это было человечно с их стороны.  

Российский Аэрофлот кормит всем списком еды, включая кашрут и строгое вегетарианское. Немецкая Люфтганза кормит стандартным набором из сендвича, сладкого батончика и бутылки воды. Исраэйр бесплатно не кормит. Только за деньги. Сендвич на борту Исраэйр мне обошелся в 10 евро. Наверное, это позволяет сделать эти рейсы окупаемыми. Стоимость перелета на Люфтганзе была значительно выше израильского билета, а вот Аэрофлот был незначительно, но дешевле. 

В России на въезде ничего не потребовалось, кроме рукописной формы листа с данными адреса, по которому я предполагал проходить карантин. Плюс я подписал обязательство в течение 3 дней сделать платный тест на коронавирус. На израильскую вакцинацию Pfizer они внимания не обратили. Израильский «зеленый паспорт» значения не имеет. 

Далее была неделя, связанная с печальными заботами, понятными и знакомыми многим. И только потом, когда голова стала возвращаться на свое место, выяснилось, что на возвращение в Израиль необходимо такое же отдельное разрешение от «ваадат харигим». Когда ты вылетаешь в таком состоянии, тебе в голову не может прийти, что необходимо заказывать еще и обратный ишур. В результате, когда я подал заявку на возвращение в Израиль, номер на зарегистрированном заявлении был уже в районе 200 тысяч. И я не спешил покупать обратные билеты, помня волокиту с разрешением. 

К чести теперь уже израильских чиновников, разрешение на въезд я получил примерно за 2 дня, но билетов на ближайшие рейсы из Франкфурта в Тель-Авив уже не было. Таким образом, теперь из-за отсутствия билетов, время от подачи заявления до окончания перелета заняло такую же примерно неделю.

В аэропорту Бен-Гурион меня ожидали совершенно поразительные прекрасно организованные минут 20 от выхода из самолета до дверей аэропорта. На каждом этапе меня ждали помощники в гражданской одежде, очень похожие на представителей Службы тыла. За меня делали все –  проводили паспортом по сканерам, выдавали специальные бумажные браслеты, показывающие, что мне не нужен карантин, проводили и регистрировали меня на обязательные тесты на коронавирус. С этими цветными браслетами я мог беспрепятственно ходить по всему аэропорту через все выходы. Я проверял: смотрели на цвет браслетов и везде пропускали. В день моего прилета начался пилотный проект по замене карантина в гостиницах на домашний с платными электронными браслетами. Так вот, я лично видел, что очередь на регистрацию в бесплатные «мелониты» Службы тыла была значительно меньше очередей за платными браслетами. 

Так я слетал туда и обратно. Мне показалось, что организовать грамотную работу аэропорта Бен-Гурион на уровне мировых стандартов спустя год после начала пандемии все-таки удалось. На личном опыте подтверждаю, что с «зеленым паспортом» перелеты мало отличаются от времен «до короны», если не обращать внимания на постоянные маски на лицах. 

Отрицательный результат теста пришел рано утром, менее чем через 12 часов после прилета, так что это никак не помешало выходу в эфир уже на следующее утро. 

Еще раз спасибо вам, друзья, за поддержку. Желаю всем не оказываться в ситуации, когда возникнет необходимость обращения в комиссию «ваадат харигим». Прививайтесь и будьте здоровы.

 

Послушать в виде подкаста